(no subject)

Friday, 26 June 2015 12:40
sergeyr: (Default)
Интересно, почему мы легко понимаем рефлекторные позы и мимику приглашения к игре у хищных четвероногих, но при этом сами не имеем таких же рефлекторных поз и мимики? Другие рефлекторные сигналы у нас замечательно сохранились - как бы не со времен териодонтов (судя именно по тому, что мы без всякого научения понимаем некоторые сигналы животных, принадлежащих к другим отрядам). Игровое поведение у приматов давно есть, у нас - тоже, и никакого перерыва в наличии этого признака быть не должно было, поскольку это важнейший элемент обучения. Так что же у наших предков убило рефлекторные сигналы приглашения к игре?

(no subject)

Tuesday, 21 October 2014 10:55
sergeyr: (Default)
Есть такой миф, что народ у нас более стоек к жизненным испытаниям, чем изнеженные буржуи.

Я не буду многословно повторяться о том, что к эмоциональным испытаниям наш народ куда менее стоек, чем буржуи: малейший эмоциональный дискомфорт наш народ в куда большей мере старается сразу убирать или компенсировать бесплодными фантазиями, придумывая ту альтернативную реальность, в которой этого эмоционального дискомфорта не будет. Такой эффект наблюдается у всех - у буржуев тоже распространены дурацки-самообольстительные элементы мировоззрения (начиная с религии и демократофилии, заканчивая зелеными бреднями и нетрадиционной медициной), а достоверно сравнить степень дурацкости и самообольстительности этих элементов не так уж просто.

Но ровно о том же говорят и наблюдения за тем, как буржуи реагируют на дискомфорт физический. Самый простой пример - это отношение к холоду. Пример этот особенно удобен тем, что буржуи в основном живут в мягком приморском климате, в то время как наш народ издавна хвастает привычкой к суровому континентальному климату, с его намного большими перепадами температур. При этом - оп-паньки - обнаруживается, что буржуи склонны легко одеваться в плохую погоду, плохо отапливать квартиры - и не жужжать по пустякам.
(Сегодня опять с привычным изумлением наблюдал окружающую толпу пешеходов, кутающихся в шарфы с капюшонами и местами натурально шубы, и подозрительно косящихся на меня, идущего в одной лишь полурасстегнутой тенниске. И почему-то мне при этом было жарко и весело*, а им всем, судя по выражениям лиц, зябко и тоскливо.)

(*) за исключением кистей рук, которые прогреваться не успевали из-за низкого давления и отсутствия жировой прослойки, поэтому хоть и не коченели, но приобретали тревожный сиреневатый оттенок - как носы у некоторых других пешеходов

Я _не уверен_ в том, как именно это объяснять - совпадение ли это, или общее следствие из какой-то первопричины. Можно до бесконечности объяснять разные схожие явления отдельными причинами ad hoc, и можно до бесконечности натягивать сову на глобус, пытаясь совершенно разные явления объяснять одной и той же первопричиной. Но в данном случае мне кажется, что первопричиной здесь является эмоциональная нестойкость нашего населения, из чего уже следует привычка требовать крутого отопления и напяливать на себя тонны одежек при малейшем похолодании (и бабушками это не объяснишь, потому что нормальный подросток быстро и бескомпромиссно вырывается из-под избыточной бабушкиной заботы).

P.S. Ради удобопонятности я назвал здесь эти два типа дискомфорта эмоциональным и физическим, но на мой взгляд эти широкоупотребительные слова неточны. Я бы называл это непосредственным и когнитивным дискомфортом. (Отличие не в том, что один из них имеет отношение к эмоциям, а другой нет, и не в том, что один имеет отношение в физике, а другой нет, а в том, что один основан на непосредственных ощущениях, а второй - на ощущениях, возникающих в результате работы познавательного, когнитивного слоя личности.)

(no subject)

Sunday, 5 October 2014 09:49
sergeyr: (Default)
Могултай об экспериментах Милгрэма и Зимбардо:

--------------------------------
реально у Зимбардо проверялось вовсе не то, до чего может дойти человек в насилии над другим человеком, если ему можно чинить его безнаказанно и по социальной роли,
- а то, до чего может дойти в насилии человек над человеком, если сверх всего этого имеют место еще и следующие ограничения:

1) он знает, что это насилие происходит по заранее условленной игре, что другой человек сам вызвался на то, чтобы быть объектом этой игры, добровольно и заранее подписался на все, что происходит, и на то, что он это будет переносить в течение эксперимента даже против своей текущей будущей воли;
2) он знает, что это насилие не выйдет и не может выйти за те границы, за которыми начинаются ущерб жизни и значимый ущерб здоровью;
3) он знает, что сама игра общественно-полезна, законна и предложена ему обществом по системе "покажите-ка нам, на что вы способны в таких условиях; нам именно надо, чтобы вы это показали - конечно, с соблюдением ограничений по п.2 (едва ли этот фактор был значим для многих участников иначе, как гарантия их безнаказанности, если они не превысят ограничений по п.2, но тем не менее);
4) он знает, что жертва могла бы выйти из эксперимента, если бы сильно захотела и постаралась об этом, а сам эксперимент - на 2 недели;
5) сам этот человек - не простой человек, а человек, добровольно вызвавшийся поиграть в ролевую игру в концлагерь с применением физического насилия. Человек действительно гуманный и уважающий человеческое достоинство в 90 случаях из 100 просто не пойдет играть в такую игру по доброй воле, ничем к тому не понуждаемый, как не пойдет играть в допрос с пыткой или в совершение зверского преступления. Таким образом, контингент участников заранее нерепрезентативен для людей вообще, он репрезентативен для людей с пониженными структурными барьерами и/или повышенным садомазохистским или садистским комплексом или повышенным интересом к насилию.

И вот даже и со всеми этими ограничениями только треть охранников проявила склонность к садизму, весьма ограниченному! При этом, однако, неизвестно, сколько из них и к какому садизму проявило бы склонность, знай они, что безнаказанно и санкционированно будет ВСЁ.

Что показывает такой эксперимент? Ничего. Слишком много переменных и ограничений.
Я вот 2 года, а не 2 недели, наблюдал куда более интересные и значительные вещи в армии. Там число людей, проявляющих склонность к садизму в адрес тех, кто был в их власти, составляло несколько меньше трети, только при этом - не было ограничений 1-5. Жертвы не подписывались на то, чтобы терпеть побои и унижения, терпели их отнюдь не добровольно и не по заранее данному согласию на них как на опыт, выйти из этого "опыта" не могли, участвовали миллионы, ограничений на непричинение значимого ущерба здоровью особо не было - как повезет, а участвовали не специально отобранные добровольно, а самые обычные люди, и не 70 человек, а миллионы. Вот это был действительно репрезентативный эксперимент. И если на фоне этого и аналогичного материала часть психологов продолжают придавать какое-то значение ролевым играм Зимбардо и Милгрэма, то это мало чем отличается от фильтров Петрика.
--------------------------------

http://wyradhe.livejournal.com/366313.html?thread=12119529
sergeyr: (Default)
Тушка сталкивается с ушибами, облучением, износом и недочетами собственного плана взросления - и со временем "пропускает" всё больше таких ударов, всё больше ломается - стареет.
Тут всё понятно.

Но интеллект тоже сталкивается с ложью, ошибками и мусорными мемами, и тоже должен страдать от недочетов собственной программы развития.
Т.е. он тоже должен стареть, причем _независимо_ от старения мозга.

Возможно, срок старения интеллекта много больше, чем у физического носителя типа наших тушек, но он должен быть, и спасать от такого распада может только очень развитая внешняя система восстановительной терапии интеллекта. Причем если на биохимическом уровне такая терапия представима, то на уровне информационном это уже для наших мозгов малореально даже теоретически.

(Не страх ли перед этой интуитивно понимаемой перспективой и вынуждает, в первую очередь, считать душу в раю чем-то застывшим, законсервированным, в то время как в земной жизни она развивалась?)
sergeyr: (Default)
Есть такая контринтуитивная штука, которую нужно всегда держать в уме.

Допустим, мы пытаемся оценить результирующую двух каких-то соперничающих факторов.
Интуиция наша может сходу представлять эти факторы как линейные с нулевой точкой (вдвое сильнее толкнул - вдвое быстрее улетело), поэтому если, например, два рассматриваемых фактора одновременно усиливаются по одной и той же причине, то интуиция склонна вывести, что воздействие тоже усилилось одинаково и взаимно погасилось.
Однако действующие факторы не так уж часто бывают линейными из нулевой точки. Чаще всего они описываются логистическими кривыми, причем с разными константами и коэффициентами. Вот так, например:



И вот тут начинается широкий простор для профанации.
Интуиция, в принципе, не виновата, потому что и логистические кривые часто не так уж плохо грубо аппроксимируются линейной функцией, и интуиция _готова_ к тому, чтобы настраивать внутри себя модель логистической кривой. Но для этого нужен _практический опыт_ в той области, в которой действует фактор. Только опытный человек сможет навскидку, по множеству малозаметных побочных признаков, опознать какой фактор действует еще в пределах области роста, а какой уже выходит на "полочку" (переход насыщения).

А меж тем, результат именно и зависит от того, какой из противоборствующих факторов первым "пресытит" среду.

Беря актуальный пример - сам я блестяще лажанулся на этом в оценке возможных действий Путина, элементарно забыв о том, что он-то практик с 15-летним опытом на высшем уровне, и реакцию окружения и буржуев оценить способен намного лучше, чем не только я, вообще не имеющий в этом никакого опыта, но и буржуйские руководители, политический опыт коих на высшем уровне не может превышать 10 лет, да и то редко. Так я весной по собственной дури счел Путина безумцем, когда он всего лишь разумно рискнул, точно оценивая степень этого риска.

(no subject)

Thursday, 14 August 2014 10:44
sergeyr: (Default)
Простейшая вещь, которую многие упорно не хотят понимать - особенно это касается нашего брата (рационалистов, технарей и шизодов).

Есть множество ситуаций, когда придерживаться некоторого правила бессмысленно - потому ли, что его вокруг уже никто не придерживается, и этим срывают весь эффект, или же потому что ситуация по каким-то иным причинам вышла за "расчетные" рамки (например - нет смысла стоять и ждать зеленого света на переходе, если дорога далеко по обе стороны свободна от машин, тем более если все вокруг прямо сейчас уже идут на красный).

В таких случаях остается, тем не менее, очень веская рациональная причина продолжать придерживаться этого правила, несмотря на то, что оно в данной конкретной ситуации теряет смысл.

Причина в следующем. Очень распространенная ошибка в том, что субъект рассматривается как некий безупречно рациональный автомат, который всегда способен оценить ситуацию и поступать согласно ей, используя правила лишь как "пристрелочную точку" для сознательного рационального решения. Однако люди таковыми автоматами не являются - большинство решений люди принимают бессознательно, а сознание лишь задним числом подбирает им при необходимости рационализированную причину (как правило, имеющую довольно косвенное отношение к действительным мотивам и ходу мыслей). Несовершенство и ограниченную зону контроля своего сознания нужно постоянно держать в уме, иначе ошибки могут случиться страшные (и подавляющее большинство людей рано или поздно такие ошибки совершает).

Так вот, сознательно придерживаясь правил, даже когда это не имеет прямого смысла - можно (и нужно) таким образом вбивать в себя нужные привычки, т.е. добиваться, чтобы моск и в бессознательном режиме принимал решения, придерживаясь нужных правил, даже когда сознание будет по какой-либо причине отвлечено или затуманено, т.е. когда рационально оценить обстановку будет невозможно.

Так, например, я на переходе стою и жду зеленый свет, даже когда машин нет - не потому, что боюсь нарушить правило, а напротив - потому что хочу поглубже вбить его в рефлексы. Потому что прекрасно знаю: стоит мне задуматься - и я иду на автопилоте, а мощности этого автопилота не хватает, чтобы оценивать движение машин, и значит - рано или поздно я шагну под колеса. Если только автопилот не будет жестко настроен привычкой останавливаться при виде красного света светофора, и не выходить на проезжую часть, пока не загорится зеленый. Иначе хомо сапиенсы существовать, увы, не способны (по причине прискорбно недоработанной нервной организации).

(no subject)

Thursday, 31 July 2014 09:54
sergeyr: (Default)
Эволюционно-физиологическая странность:
1. У женщин при оргазме рефлекторно сокращаются стенки влагалища.
2. У мужчин оргазм лучше всего _вызывается_ сжатием члена (одновременно с фрикциями).
Т.е. если _не_ смотреть на практику - это выглядит как явная коадаптация под достижение одновременного оргазма (сначала более длительный женский, сопровождающийся повышением давления на член, что в свою очередь вызывает синхронный мужской, так что окончание оргазма должно быть почти идеально синхронизировано).

На практике происходит едва ли не наоборот - мужчины как правило раньше достигают оргазма, потенциальный механизм синхронизации не срабатывает.

Что может объяснять такую рассинхронизацию?

I. Это вообще не коадаптация под одновременный оргазм, а случайное совпадение - два раздельных биологических механизма, возможная синхронность действия которых никогда не играла адаптивной роли, поэтому отбор не сдвигал "настройку" этих механизмов в сторону их "сцепления".
Это гипотеза правильная и хорошая - нельзя увлекаться объяснениями всего и вся через адаптации. Но это же неинтересно! :)

II. Этот механизм играет определенную адаптивную роль, но эта роль недостаточно важна, чтобы отбор успевал удерживать синхронизацию в зоне уверенного срабатывания, в то время как другие (более важные) адаптационные требования разносят необходимые параметры в сторону от зоны срабатывания.
Не очень представляю себе что это могут быть за более важные адаптации и каким боком они так надежно препятствуют сокращению времени "завода" для женского оргазма.

III. Этот механизм сформировался давно, сыграл свою роль в эволюции (см. модную теорию Лавджоя), но затем перестал отвечать условиям социальной среды, стал дезадаптивным и был дальнейшим отбором "поломан".
Эта гипотеза мне кажется самой изящной, поскольку вполне можно представить, какие именно параметры социальной среды сделали эту адаптацию дезадаптивной: если в начале формирования нашей социальности нуклеарную семью нужно было скреплять хотя бы на то недолгое время, которое гоминиды вообще выживали, и самым простым и быстрым способом это сделать было опыт взаимно-притягательного секса, то в дальнейшем всё усиливались социальные (внегенетические) методы скрепления семьи, средняя продолжительность жизни выросла, и плотность контактов с другими популяциями - тоже, и слишком притягательный секс стал, напротив, фактором риска для нуклеарной семьи и детей, причем в первую очередь этот фактор риска коснулся женщин, поэтому механизм поломался именно в сторону более раннего мужского оргазма.
Произойти это могло на любом этапе эволюции от австралопитеков до идалту (но вряд ли позже - я не видел никаких достоверных данных о раннем женском оргазме у каких-нибудь пигмев или бушменов, а они отделились от остальных ветвей нашего вида очень давно, и жили в законсервировавшихся бытовых и социальных условиях).

(no subject)

Saturday, 19 July 2014 10:19
sergeyr: (Default)
Зубов, "Становлние и расселение рода homo" - добротная и интересная книга, "хардкорный" научпоп (скорее даже для специалистов-смежников), много очень интересного фактажа.

Из недостатков - только явно вылезающий периодически из текста забавный советский прогрессизм.

(no subject)

Friday, 18 July 2014 14:01
sergeyr: (Default)
Не знаю насколько на это обратили уже внимание всякие "мужские шовинистические свиньи", но самая модная из нынешних теорий эволюционного развития человеческого разума дает любопытное следствие:
Разум должен был развиваться прежде всего через женщин с их интуицией, компассией и социальными навыками, а характерные его мужские особенности (зрительно-объемное воображение и аналитические способности) - это лишь побочный эффект от необходимого для основной эволюционной "гонки вооружений" увеличения объема мозга.

Еще раз по пунктам.

1. Теория эволюционной гонки вооружений подразумевает прежде всего внутривидовую и хуже того - внутригрупповую конкуренцию.
2. Конкуренция между самцами оказалась у гоминид ослаблена с переходом от гаремного образа жизни к (серийной) моногамии.
3. Действительно, в архаичных племенах не наблюдается гаремов у вожаков, и вожаки вообще получают какие-то заметные преимущества лишь при переходе к вождествам (а это уже период, когда современный мозг давно сформировался).
4. Остается конкуренция между самками (за здоровых самцов и распределение ресурсов).
5. В конкуренции между самками аналитическое и "инженерное" мышление не имеет значения, и скорее наоборот - мешает (шизоидные ошибки очень характерно вылезают именно в локальных разборках).

Т.о., женщины, вероятно, в среднем умнее не только благодаря меньшей дисперсии признаков, но и благодаря тому, что интеллект вообще эволюционно "тянули" именно они.
Другое дело, что в технологической цивилизации последних столетий оказался востребован и измерим не тот "магистральный" тип интеллекта, а как раз "охотничье-мастеровой" побочный эффект.
sergeyr: (Default)
Сколько ж забавного идиотизма возникает от того, что мы сами для своего восприятия уникальны и как бы сверхценны...
Раньше это выражалось в основном в упорном нежелании смириться со своей смертностью, конечностью во времени.
Сейчас людям так же сложно представлять самих себя - своё "я" - автоматами, машинами на биологической элементной базе.

Из этого возникает два совершенно феерических "парадокса" (совершенно надуманных, вызванных просто тем, что не хочется верить в простое, но "холодное", безразлично-отстраненное объяснение).

I. Представление о Несотворенном Творце

Людям до сих пор очень сложно себе представить, что вот эта огромная масса материи вокруг могла возникнуть как бы сама по себе из ничего. Однако возникновение из того же ничего некой условной личности - вопросов не вызывает.
Почему? Ведь это совершенно равнозначные вопросы:
- Как могла Вселенная возникнуть сама по себе из ничего?
- Как мог Творец возникнуть сам по себе из ничего?
(А если Творец мог возникнуть или же существовал всегда, то почему Вселенная не могла?)
Но для обыденного ума второй вопрос - о самозарождении Творца - вовсе не так тяжёл! В обыденности соблюдается именно закон сохранения вещества - нечто из ничего само по себе не возникает. Обыденному уму сложно представить, чтобы огромная масса вещества возникла без внешнего вмешательства. Обыденный ум ничего не знает об эйнштейновской формуле, позволяющей переводить массу в энергию и обратно - если бы этот обыденный ум эту формулу в себя впустил, то может быть ему было бы проще, потому что закон сохранения энергии он так всерьез не воспринимает, и внезапное случайное появление энергии принял бы на ура. Однако еще проще обыденному уму представить себе появление личности - ведь этот процесс он видит в повседневности, он привычно знает, что и сам он возник в общем-то практически из ничего, и что ближайшие параллели этого процесса (появление всякой мелкой живности) происходят тоже как бы из ничего (ни у кого не вызывала удивления гипотеза самозарождения мышей в зерне). Своё я при этом воспринимается как нечто уникальное, и поэтому не возникает ни малейшего удивления тому, что когда-то могло произойти самозарождение некоего Сущего, уникального по отношению к чему угодно вообще. Самозарождение Творца, самозарождение меня, самозарождение мыши, самозарождение плесени... невелика разница для примитивного мировосприятия, строящего свои космогонические воззрения по параллелям с привычным бытом. Завелось - и всё тут, что непонятного?

Научно ориентированный ум уже смотрит на личность как на определенную структуру, как бы лежащую поверх вещества, и без вещества существующую только как потенциал, возможность. Для такого ума представить самозарождение Творца - на шаг _более сложно_, чем представить самозарождение вещества. Потому что для такого ума Творец - личность - это структура, а структура проявляется только на каком-то веществе. Чтобы представить себе первичное зарождение Творца - нужно представить новый тип действующей структуры, коей не нужно вещество (ни энергия, ни материя). Гипотезу о существовании такой действующей структуры научно ориентированный ум и отбрасывает как излишнюю, ибо она ничего в оставшихся вопросах не упрощает, а только усложняет. Переворот происходит просто из появления хоть какого-то представления том, что такое сложные действующие структуры.

II. Представление о свободе воли

Ощущение себя свободно принимающим решения совершенно не позволяет уложить в голове, что эти решения могут быть детерминированы, предопределены чем-то.
Это особенно тяжело уложить в голове, если нет твердо уложившегося в сознании представления о бессознательной части своей личности - и потому не может возникнуть даже подозрение о том, что сознание вовсе ничего может и не решать, а только осознает механистические бессознательные решения постфактум и непрерывно автоматически выставляет их на рассмотрение "арбитражного суда" таких же бессознательных реакций.

Это восприятие себя как чего-то уникального и свободного при первом же размышлении над этим вопросом требует как бы выставить своё "я" макушкой над Вселенной, сделать это "я" независимым от вселенной, а значит и не формируемым ей (потому что если Вселенная тебя сформировала таким, как ты примешь эти решения, то это и есть детерминированность, предзаданность твоих решений). Итак, обыденный ум вполне естественно "пробивает макушкой небеса", т.е. приходит к мысли, что его "я" стоит над и вне Вселенной, не подвержено ее диктату.
Разумеется, обыденный ум при этом не способен понять, что если уж "я" взаимодействует с Вселенной, то он по построению есть ее часть. Ему хочется быть снаружи, и он чувствует себя уникальным, и логические противоречия этим полностью заслоняются. Этому не мешает даже наблюдение за тем, как другие умы - детские - формируются своим окружением, действием живых и мертвых тел вокруг себя. Обыденному уму и в голову не придет перестать воспитывать своего ребенка на том только основании, что душа ребенка-то, по логике, тоже получается существующей вне пространства и времени, не детерминированной Вселенной, а значит и пытаться ее формировать, диктовать ей какие-то решения - нелепость. Обыденный ум считает уникальным _себя_, и условно готов признать уникальным кого-то над собой, но низшие существа?.. Нет, ради признания своего ребенка человеком, равным себе, обыденный ум поступиться своей свободой воли не склонен - уж проще подспудно считать, что ребенок и вовсе не человек, что у него и нет вечной вневременной души, а есть только животная хитрость, вполне поддающаяся пленению и диктату Правильного Воспитания.
Стоит смириться со своей внешней несвободой (с тем, что ощущение свободной воли - это забавная иллюзия, вызванная сложностью отделения своей воли от остального "я") - и в этом двоемыслии просто исчезает надобность.
sergeyr: (Default)
У Оливера Сакса есть еще одна особенность: по его текстам очень любопытно отсвечивает такой себе социальный диктат, который одновременно и некоторое слепое пятно. Поэтому его метод замечательно оборачивается в противоположную сторону.

Сначала примеры.
Сакс пишет о том, как его пациент в ресторане предпочитает занять столик у стенки, подальше от столпотворения. Эту черту он описывает, как склонность к замкнутости, как один из симптомов синдрома Туретта.
Сакс пишет о другом пациенте - тоже человеке, который предпочитает тихую обстановку вдали от столпотворения, и при этом тут же, отметив эту черту, Сакс пишет, что слава, свалившаяся на этого пациента после репортажей о нем, доставила ему внимание, которого тому "несомненно не хватало". Сомнений не возникает, да?
Вся книга прошита вот этой путеводной нитью: человеку несомненно нужен успех - в том смысле, как это слово применяется у публичных персон, актеров, писателей. Успех - это внимание толпы. И это в книге, большая часть коей посвящена _позитивизации_ взгляда на аутистов!

Экстравертная культура. Сакс настолько в нее погружен и настолько слился с ней, что даже мысли не допускает о возможности каких-то других стремлений - для него отсутствие выраженной экстравертности просто означает болезненный синдром.

Меж тем, если на аутизм и выраженную экстравертность взглянуть несколько со стороны, то они мало отличимы друг от друга - и зачастую совершенно противоположны интровертности.

Для аутизма характерно не только нарушение социальных контактов, но и ярко выраженное сосредоточение интересов на каком-то одном классе объектов. Люди вообще к этому склонны (от повальной автомобилемании до всяческих коллекционерских маньячеств), но аутисты этим отличаются в особенности.
Почему?
Ошибочный вопрос. Они, вероятно, вовсе и не отличаются по _степени_ этой склонности. Они отличаются лишь наиболее частым объектами этого интереса. Для аутиста такой исключительной областью интересов не становятся _другие люди_.

Экстраверт, иными словами - это аутист, исключительное внимание которого сосредоточилось на одном особом классе объектов: на людях.

(no subject)

Monday, 2 June 2014 15:54
sergeyr: (Default)
«Антрополог на Марсе» в целом (даже в сумме с очень хорошим фильмом "Тэмпл Грандин", который можно смотреть как одну большую видеоиллюстрацию к последней главе) произвел как-то меньшее впечатление, чем «Человек, который принял жену за шляпу», но главы о способностях савантов всё же очень интересны, особенно описанием того, насколько быстро и без какого-либо напряжения возникают их потрясающие навыки, и в сочетании с тем, что аналогичные способности (тоже очень быстро взявшиеся "ниоткуда") иногда возникают и без аутизма. Наши мозги, несомненно, очень "сырая", "недоделанная" штука, из которой истинные возможности нейронных сетей прорываются лишь изредка, по случайности.

(no subject)

Tuesday, 27 May 2014 13:27
sergeyr: (Default)
Много в последнее время видел, как удивляются "бессмертным" жителям Донбасса, которые спокойно, не пригибаясь, ходят на работу и в магазины, когда где-то рядом слышна стрельба.

На это есть простой короткий ответ из копилки британского военного черного юмора:

One Shot Stop effectiveness of a well-placed tactical nuclear warhead is about 117%.
(Эффективное останавливающее действие первым выстрелом правильно нацеленной тактической ядерной боеголовки составляет около 117%.)

Объясняю для тех, кто не понял тонкого британского военного юмора.
Пуля - не тактическая ядерная боеголовка. Пролетела мимо - и досвиданья.

В детстве я много времени провел на полудиком пляже в Севастополе, возле развалин Херсонеса. Там рядом стрельбище, периодически использовавшееся по назначению, так что местные были к звукам стрельбы привычны и на моей памяти вообще на них никак не реагировали. Один раз пуля (то ли срикошетившая, то ли случайно выпущенная не в ту сторону) щелкнула об останки каменной башенки над пляжем, метрах в 5 выше камня, на котором я сидел, и прожужжала прямо у меня над головой куда-то в море. Всплеска я не видел (солнечные блики слепили), но звуки-то от пули ни с чем не перепутаешь.
Никто из отдыхавших и ухом не повел, хотя ручаюсь - как минимум половина прекрасно поняла что произошло.
Когда опасность ясно видна и привычна - она на автомате осознается без истерического преувеличения, характерного для тех случаев, когда об этой опасности только что-то слышал, но не сталкивался с ней непосредственно.

Это похоже на то, как некоторые сельские жители в начале XXв удивлялись, как это в городах люди не боятся автомобилей - ведь сбить же может! Горожане же и сейчас нисколько не паникуют от постоянного движения автотранспорта, хотя происшествия на дорогах в городе - самая распространенная причина смерти от несчастных случаев, и даже в разгар боев на Донбассе на порядки вероятней погибнуть в аварии, чем от случайной пули. И когда где-то неподалеку стреляют - лучше спокойно ходить, не пригибаясь, и уж тем более не ползать по кустам. Меньше вероятность, что тебя примут за противника.

(no subject)

Wednesday, 21 May 2014 11:36
sergeyr: (Default)
Всю жизнь думал, что лоб - это толстая кость, за которой моск.
Оказалось - плохо в школе учился!
Там сначала кость, потом _лобная пазуха_ толщиной сантиметра 2 (часть носа, по сути), потом еще одна кость, а потом уже - думалка.

И за скулами - тоже пазухи, связанные с носовыми, и еще клиновидная - прямо в центре черепа.

картинки в разных ракурсах )

Теперь уже сутки при взгляде на окружающие лица не могу избавиться от ощущения, что гляжу на довольно страшненьких мутантов / пришельцев / жертв радикальной хирургии.

(no subject)

Monday, 19 May 2014 15:07
sergeyr: (Default)
Что бы вы сказали о человеке, который без каких-либо видимых колебаний доверяет другим такое, что обычно люди только самым близким доверяют, но при этом когда ему самому доверяют аналогично - становится напряженным и замкнутым? В чем тут может быть дело?

(no subject)

Thursday, 15 May 2014 09:20
sergeyr: (Default)
Не прошло и пяти лет, как на глаза попалась вот эта замечательная теория:
http://polit.ru/article/2014/05/04/pigarev/
(via [profile] tarkon вк)

Вкратце: согласно этой теории (вроде бы подтвержденной автором экспериментально) состояние сна - это переключение мозга на работу с внутренними органами, причем почти каждая зона мозга (кроме базальных ганглиев, которые и получаются, т.о., зоной сознания) может переключаться между режимами бодрствования и сна, выполняя при этом совершенно разные функции.

Ряд любительских вопросов и замечаний. (Хорошо бы найти кого-нибудь, кто в этом разбирается.)

Во-первых, Пигарев явно человек увлекающийся, непримиримый и религиозный. Соответственно, все результаты надо проверять с особой тщательностью. И вот тут начинается фигня: сам Пигарев, уже как минимум лет 5 (судя по гуглю) представляя свою теорию на разных конференциях и в СМИ, до сих пор не может назвать ни одного стороннего экспериментального подтверждения, и даже когда упоминает косвенные сторонние подтверждения, то не может и имен назвать, не то что фактов. Говорит, что надо это дело исследовать в богато оборудованном итальянском центре, но уже 5 лет не может даже связаться с коллегами в этом центре и поговорить на эту тему? WTF?

Во-вторых, я не очень понял, почему Пигарев говорит, что во сне нет сознания и, в частности, нельзя задать себе вопрос "сплю ли я?" Я себе во сне этот вопрос неоднократно задавал - и вполне сознательно на него отвечал (положительно), и это довольно распространенное явление вообще.

Далее, Пигарев утверждает, что висцеральные сигналы для сознания недоступны, и одновременно - утверждает, что эти сигналы обрабатываются теми же зонами коры, что и привычные сигналы от экстерорецепторов (того же зрения). Однако это почти несовместимые утверждения: если, скажем, зрительная кора может получать поток сигналов из стенок кишечника, и в это же время механизм сознания оказывается в действии, то сознание как раз обязано воспринять эти сигналы кишечника так же, как восприняло бы зрительную информацию. Собственно, Пигарев об этом и пишет как о просоночных галлюцинациях. Однако ведь эти самые галлюцинации - частью коих являются сновидения - это совершенно обычная, здоровая, общераспространенная штука, а вовсе не какое-то заболевание, как об этом говорит Пигарев. Люди, у которых вообще не бывает регулярных сновидений - это как раз что-то очень необычное (всего 2% от популяции, по словам самого же Пигарева - причем это, как он же, опять же, и акцентировал внимание, лишь _по словам_ пациентов, а проверить это невозможно - может и они сны прекрасно видят, просто либо не запоминают этого, либо делают вид, что не запоминают). Т.о., сигналы от внутренних органов сознание определенно получает, и регулярно, но вот обрабатывать их, по-видимому, не успевает научиться. В норме сознательный контроль за внутренними органами отсутствует, сознание возникло для фиксации внешних событий, и специализировано именно на этом, а если этот механизм переключения работает неправильно, то тушка идет в разнос и гибнет быстрее, чем сознание успевает научиться интерпретировать сигналы от внутренних органов. Вот это вполне правдоподобно. А часть сигналов от интерорецепторов может быть доступна и во время бодрствования, так же как и часть сигналов от экстерорецепторов остается доступной во сне. Например, у меня уже при температуре в 36.9 начинают специфически "гореть" некоторые участки кожи, хотя никаких признаков воспаления на них нет - это запросто может быть неправильно интерпретируемым сигналом от каких-то нервов, следящих за иммунным ответом, а вовсе не за кожей.

Далее, те же данные по дельфинам плохо согласуются с утверждением Пигарева об отсутствии висцеральной специализации зон коры - если бы такой специализации не было, то дельфиньи полушария были бы полностью взаимозаменяемы при висцеральной регуляции, и отдача сна как раз и не была бы независимой для полушарий. Вообще, настолько разная структура нейронной сети для обработки сигналов экстеро- и интерорецепторов выглядит странно. Возможно, периодическое включение и отключение нейронов объясняется не "универсально-сканирующей" организацией висцеральной регуляции, а просто периодичностью работы специализирующихся участков и их принципиально другой разбивкой (скажем, если разных типов интерорецепторов существенно больше, чем разных типов экстерорецепторов, то кору для них нужно разбивать на более мелкие зоны). Это было бы логично, потому что висцеральная регуляция, в отличие от реакций на внешнюю среду, как раз непрерывного контроля и не требует - процессы внутри организма более медленны и менее непредсказуемы, чем внешние события, и это позволяет экономить активность нейронов, ограничиваясь лишь периодическим включением.
UPD. Да вот же сам Пигарев об этом и говорит во второй половине интервью! Вот как у него получается в одном месте говорить одно, а в другом - противоположное?!

P.S.
По сомнамбулизму - давно уже мелькала эта мысль, но забывал записать: то, что в этом состоянии люди реагируют вполне разумно - говорит о том, что в сомнамбулическом состоянии полностью отключено лишь "архивирование" из кратковременной памяти в долговременную. И вполне возможно, что сознание - это и есть лишь часть этого механизма "архивирования", а принятием решений оно и не занимается. Т.е. таки можно спокойно жить и без сознания, просто опыт перестанет накапливаться, критические мышление ослабнет. Ну да 99% людей всё равно так и живет, так что невелика будет им потеря.

P.P.S.
Долгин там про оптимистический сценарий замечательно сказал.

(no subject)

Wednesday, 30 April 2014 10:33
sergeyr: (Default)
Выглядит парадоксально, но вполне возможно, что у homo sapiens как вида есть целый набор крайне удачных "детских болезней", которые и позволили нашей технологической цивилизации прожить так долго.
Возможно, что эти "детские болезни" достаточно закономерны для "первого блина", т.е. естественно-эволюционным образом возникшего разума, но мне кажется, что здесь есть и большой элемент удачи.

Речь о следующих чертах:

1. Очень тяжелая репродукция - не только длительно-беспомощное детство, но и тяжело протекающие беременность и особенно роды (эволюционная случайность, возникшая из-за особенностей строения таза у приматов в сочетании с переходом гоминид к прямохождению).

2. Индивидуалистичность, низкая способность к кооперации в общих интересах; причем "детская болезнь" в этом случае настолько тяжела, что даже при формулировке этой проблемы нормальные человеческие мозги заклинивает. (Это скорее закономерно - для развития разума наиболее пригодна "гонка вооружений" между особями, а не группами.)

3. Большая склонность к "чаттингу", бессмысленной болтовне, "взаимопочесыванию", отнимающим большую часть времени даже у очень работоспособных людей.

4. Потребность в новых ощущениях - бессмысленное чисто-сенсорное любопытство, приводящие в действие мощную индустрию туризма, то есть бессмысленных перемещений по чужим территориям.

Развивающийся разум рано или поздно дает своим носителям благодатную возможность "проесть" свою среду обитания или уничтожить ее в борьбе за передел ресурсов, но если составляющие цивилизацию существа плохо переносят сам процесс репродукции и достаточно эгоистичны, чтобы от этих неудобств отказываться просто ограничивая своё воспроизводство, то это резко снижает демографическое давление и замедляет рост ценности этих ограниченных ресурсов - падают как скорость их проедания, так и ожесточенность борьбы за них. Склонность же к чаттингу и туризму приводит еще и к тому, что с улучшением связности цивилизации и уменьшением доли молодняка возрастает ценность не только ближнего круга, но и чужаков (как случайных или даже лишь потенциальных, но осознаваемых партнеров для чаттинга, заменяющих в этом смысле собственных детей) вместе с их территориями, что еще сильнее снижает риски ожесточенных конфликтов даже для групп, каждой из которых ужесточение конфликта выгодно с точки зрения их выживания. Все эти бессмысленные телодвижения колоссально увеличивают расход ресурсов каждой отдельной особью и не дают заниматься поисками новых методов добычи ресурсов, но они же и смягчают грызню за ресурсы между субпопуляциями - человечество в целом бездумно катится к глобальному смертельному кризису, но катится, во всяком случае, медленно. Если бы мы были предельно целеустремленными ульевыми существами, то скорее всего давно погибли бы в обмене термоядерными и биологическими ударами между быстро растущими ульями, каждому из которых было бы выгодней рискнуть взаимоуничтожением, нежели покорно проиграть и исчезнуть.

Итого, именно эти 4 "бага" в сочетании (именно вместе) внезапно, "чудом", отменили глобальный мальтузианский кризис (кризис перенаселения), который еще полвека назад многим казался неизбежным.
Специально подчеркну, что эти особенности - это никакие не заранее заложенные "природой" биологические защитные механизмы, а именно "детские болезни", лишь случайно оказавшиеся спасительными. В примитивных условиях они работали совсем иначе и вовсе от перенаселенности не спасали, а в лучшем случае выполняли совсем другие адаптивные функции (частью же и вовсе никаких функций не выполняли, а были просто недостатками конструкции, кои эволюция не успела убрать).

(no subject)

Tuesday, 29 April 2014 07:05
sergeyr: (Default)
Родителям на заметку - популяризаторская заметка, сочетающая здоровый юмор с серьезными данными:
http://ethology.ru/library/?id=425
(О сравнительной роли воспитания и наследственности.)

(no subject)

Friday, 18 April 2014 19:25
sergeyr: (Default)
Изначально, приглашение садиться - это любезность: одновременно и обеспечение комфорта, и формальное приравнивание к себе, как вышестоящему (хозяину, начальнику и т.п.)

Любопытно было бы проследить, как меняется восприятие этой нормы.

Раньше низшие не имели права без разрешения сидеть в присутствии высших. Однако сейчас это правило не соблюдается практически нигде, кроме совсем уж замшелых официозов.
Хуже того - в течение всех детства и юности доминирует совершенно противоположный шаблон: дети сидят, учитель стоит; студенты сидят, преподаватель стоит - кто выше, тот старше и имеет больше власти. Тот же шаблон доминирует в политике, в управлении - политики объявляют о важных решениях стоя, военные важные приказы отдают также стоя, а норот (кроме только солдат на плацу) слушает распоряжения и объявления, развалившись на диванах.

Соответственно, у меня это сформировало уже реакцию совершенно противоположную предполагаемой изначально - приглашение сесть я воспринимаю исключительно как "не нависай", т.е. смесь из двух сигналов: "не делай вид, что ты выше и сильнее - сядь и держись тише воды, ниже травы" + "не напоминай о своем нетерпении уйти, о том, что я тебя отвлекаю от твоих дел - сядь и сделай вид, что никаких дел у тебя и нет, что я ничего тебе не должен".
Естественно, при таком восприятии это приглашение сесть вызывает лишь глухое раздражение и неприязнь.

(no subject)

Monday, 14 April 2014 10:46
sergeyr: (Default)
Лысые приматы, нелепо подражающие кошачьим - жалкое и поучительное зрелище.
(Приступ мизантропии.)
sergeyr: (Default)
Просто удивительно, насколько устойчиво в массовом сознании жизнеспособность, работоспособность и боеспособность (отдельного существа или вида существ) связывается с физической силой и агрессивностью/соревновательностью.

Естественным образом возникшие живые существа с точки зрения технической эволюции - это "первый блин", и он всегда - комом.

Человек, скажем, кое как (наспех) еще приспособлен эволюцией к работе с ручными инструментами и бою ручным ударно-метательным оружием, но крайне плохо приспособлен к использованию самых примитивных автоматики и дальнодействующего оружия - для их эффективного использования людям приходится изощряться с организацией рабочих мест (человек - особенно мужчина - приспособлен к движению по открытому ространству, а сидение на месте его калечит) и с контролем (линия зрения у нас, скажем, не может быть близко совмещена с линией упора - плечо значительно ниже глаз; психофизиология наша плохо приспособлена к контролю за повторяющимися действиями, который как раз и нужен в технологическом процессе). Рабочие места серьезно страдают из-за того, что операторам нужно очень много места для работы - вытянутые тела бегунов-метателей слишком "размашисты", они плохо упаковываются в стационарное рабочее место. Наши пилотируемые летательные аппараты - это вообще сплошное инженерное извращение: пилоту в критический момент полета - взлет-посадка - нужно прежде всего смотреть вперед и вниз, но человек может пилотировать только сидя лицом вперед, с панелью управления перед собой и несколько ниже (но не выше - наши голова и глаза быстро перестают работать, если их хотя бы на четверть часа слегка задрать вверх), а значит в этом направлении как раз и невозможен свободный обзор; кабины в результате тулятся сверху фюзеляжа, при взлете и посадке пилот получает ограниченный обзор как раз в самом важном направлении, а чтобы получить хотя бы и такой обзор - часто приходится жертвовать аэродинамикой (делать лишний выступ).

Человек вообще не приспособлен к работе - она его калечит. Утверждение, что труд сделал обезьяну человеком - кабинетная чушь; человека породили ровно те занятия, кои _не_ относят к труду - интриги и вооруженные стычки, прежде всего, поскольку только здесь возможна "гонка вооружений" (по интеллекту и умению владеть оружием*), без коей столь быстрая эволюция гоминид никаким образом не могла произойти. К этим-то занятиям человек и приспособлен, да и то наспех.

(*) только не надо забывать - _примитивным_ оружием; наши плечи и руки наспех преобразованы для метания копий, а не для стрельбы из ружей, и ружья приходится изощренно приспосабливать под неказистую человеческую фигуру

С развитием автоматики (и в т.ч. автоматики связи) эти проблемы вовсе не решаются, а лишь смещаются.
У нас по-прежнему нет интерфейсов, дающих возможность работать иначе чем сидя неподвижно на месте, да даже если бы и были - сомнительно, что человеческая психофизиология позволит на бегу управлять еще чем-либо, кроме своего тела.
Наши кисти, глаза и позвоночники с трудом выдерживают работу даже с самыми щадящими рабочими инструментами - ни самые удобные пишущие принадлежности, ни мягкие клавиатуры и мыши не спасают от профессиональных заболеваний суставов; точно так же и самые лучшие экраны (пока они не дают глазам фокусироваться вдаль) не спасают от проблем со зрением. Остеохондроз вообще уже десятки тысяч лет плюет на все попытки его не провоцировать - чем больше сидишь на месте, тем больше готовься к проблемам.

Но это еще ладно, можно надеяться как-то исправлять. Однако как исправлять конструкцию собственного разума? Чем лучше мы живем, чем меньше в нашей жизни тяжелых угроз - тем более мы становимся инфантильно-самоулещивающими существами. Сами попытки выйти из этого состояния, построить мемплексы, борющиеся с этим явлением - настолько пронизаны теми же самыми ложью и самоулещиванием, что только вредят.

Если бы существовала по-настоящему жесткая конкуренция с наследованием, то преимущество сейчас уже получали бы - нет, не суперинтеллектуалы, а просто люди сдержанные, неимпульсивные, способные мыслить хладнокровно, методично, упорно и дисциплинированно. Но такой конкуренции нет - связь и транспорт сливают множество мелких групп в одну суперпопуляцию, в которой отбор закономерно поощряет в основном умение паразитировать, перехватывать ресурсы, а не создавать их. При этом ситуация эта закономерна: эволюция разума может происходить только при разбитии на множество локальных групп, а вот технологическое развитие уничтожает эту среду, сливает ее в глобализированную инфраструктуру. Значит, если цивилизации в нашей вселенной вообще выживают, то Великий фильтр должен отбирать их по очень простому признаку - по способности создать из себя не конгломерат с лавинно усиливающимся взаимным паразитированием, а какую-то очень жесткую иерархическую структуру, грубо говоря - улей. (В фантастике это часто обыгрывается, но практически никто из фантастов не осмеливается признать, что это не тупик, а как раз единственный выход. Wishfull thinking на марше.)

У этого решения есть два варианта.

Первый вариант, по которому, опять же, споро идет воображение фантастов и хвилософов - это возникновение естественной иерархической структуры, превращение самой цивилизации в "улей" того или иного вида - от типичной космооперной абсолютной монархии (которая, кстати, по этой причине как раз не так уж нелепа - она хотя бы признает существование проблемы и направление выхода из нее) до хардкорного "человейника", тоталитрной антиутопии. Оба эти варианта со всей очевидностью утопичны - человеческая психика не способна формировать такие устойчивые структуры, а для технологической цивилизации политическая неустойчивость - это смерть.

Второй же вариант (и единственно реальный, на мой взгляд), о котором думать при этом не осмеливается практически никто - это полная передача контроля следующему поколению разума, искусственному разуму (не суть важно будет ли он сконструирован или же выведен искусственным отбором, и на какой именно элементной базе - электронной ли, или биологической, или еще какой). Создание такого разума где только не обыгрывается, но как же ж неуютно признать, что если не отдать ему полную над нами власть, то он станет лишь послушным инструментом нашего коллективно-видового самоубийства!

Отдать власть искину - это конец истории, да. Это потеря не только всех претензий на звание венца эволюции, но даже и на самостоятельность. Люди будут вынуждены психологически вернуться в первобытное состояние, в коем мы были зависимы от могущественных и непонятных одушевленных высших сил, которыми лишь очень ограниченно могли манипулировать (в лучшем случае), а скорее могли лишь просить, признавая в то же время неисповедимость путей господних.

Вот это и есть настоящая, хардкорная техномагия.

И лично я счастлив, что отношусь к тому ничтожному (судя по всему) меньшинству из вообще над этим задумывавшихся, для которого эта перспектива хоть и вызывает разочарование и протест, но во всяком случае не панический ужас и отвращение. Для меня в этом даже есть некий элемент возврата домой - в архаику, общие черты мировоззрения коей я и так разделяю. Жаль только, что скорее всего этого не произойдет, и мы все дружно умрем, ня.

(no subject)

Tuesday, 8 April 2014 07:15
sergeyr: (Default)
Стоит выйти в какой-нибудь активно комментируемый журнал, как сразу ощущается разница между моими отборно-шугаными френдами - и общей массой, в коей внимательно читать то, на что отвечаешь, считается как бы заподло.
(Даже не знаю какой степени злобности смайлик ставить.)

(no subject)

Tuesday, 25 March 2014 06:42
sergeyr: (Default)
http://ethology.ru/interview/?id=207
Хиханьки-хаханьки.
(Ну, вообще - интервью с биологом и популяризатором.)
sergeyr: (Default)
Предыдущее напомнило.

Есть у меня гипотеза, что распространенность "расстройств аутистического спектра" объясняется очень просто: это никакие сами по себе не расстройства, это и есть остатки самой что ни на есть здоровой психики архаичного склада. А "нормосоциальность" - это уже поздняя адаптация к возросшему размеру социумов, т.е. к крупным и близко расположенным поселениям, торговым связям, стычкам.

В микроколлективе не нужна развитая социальность - там все, по сути, одна большая семья, все всех и так знают как облупленных, и способность сходу читать и выражать эмоции просто избыточна. В микроколлективе _человеческого_ типа (в отличие от гаремных микроколлективов некоторых других приматов) не нужна способность врать и интриговать - это порождает внутренние конфликты, но мало что может дать для выживания; тут в самом прямом смысле "честность - лучшая политика", ибо ложь скорее всего рано или поздно выявится. В микроколлективе охотников-собирателей не нужна силовая иерархия - и, соответственно, не нужны ни статусная борьба, ни механизм Стокгольмского синдрома ("заплатка", дающая шансы органично включаться даже в совершенно нелюдскую силовую иерархию). В микроколлективе необходимо раннее сосредоточение интереса на одной-двух непосредственно видимых "своих" областях деятельности (охота и собирательство, пара видов ремесла - на этом список заканчивается), но совершенно не нужен постоянный "чаттинг"; современные дети с аутичными чертами сосредотачиваются на "полудетских" увлечениях просто потому, что "взрослые" занятия оказываются вне их зоны видимости, а в архаике это было невозможно. И т.п.

Расстройство же возникает просто от того, что ребенка, базовые свойства психики которого адаптированы под микроколлектив (где все знакомы и "понятны", где не нужно прилагать _много_ усилий для интегрирования всего окружающего социального многообразия), постоянно выталкивают во взаимодействие с массой незнакомых ему людей, да еще занимающихся различными непонятными ему видами деятельности. Дезадаптация при этом вполне понятна.

(no subject)

Tuesday, 14 January 2014 14:40
sergeyr: (внутри)
Случайно наткнулся.

Андрей Линде, автор модифицированной инфляционной космогонической теории, описывает, что Шкловский (который И.С., знаменитейший астрофизик), уже умирая, сокрушался о том, что не может понять даже базовую инфляционную теорию - не может понять, как это у них Вселенная расширяется быстрее скорости света.

О чём люди думают, умирая, да? Вот Шкловского очень беспокоило, что он умирает, а современную космогоническую теорию понять не может!
Маньяк из рода титанов...

(no subject)

Saturday, 11 January 2014 12:51
sergeyr: (внутри)
Меня долго смущало, что у человека современного антропологического типа соединяется сразу две уникально-высоко развитых черты - интеллект и выносливость в беге на большие дистанции. По одному параметру всех обогнать - это понятно, но по двум сразу?..

И тут до жирафа дошло, что это же теснейшим образом связанные явления! Интеллект мог и должен был и принудить, и позволить развивать эту выносливость.

Обычный хищник не может себе позволить длительную погоню - это слишком большие затраты сил и слишком большой риск нарваться на неприятности.
Почему homo _смогли_ позволить себе такие затраты сил и риски?
Потому что их интеллект позволил решить сразу несколько связанных с этим проблем:

1. Редкий хищник может потребить большую часть живой массы своей добычи.
Во-первых, хищникам мешает специализация челюсти и зубов. Хищник должен выдерживать "гонку вооружений" с добычей в первую очередь по способности ее схватить, а затем быстро и с минимальным риском убить, а для этого нужны иглообразные зубы (клыки) - глубоко проникающие в тело, надежно ухватывающие горло или хотя бы ногу добычи. Для разделывания же добычи нужны зубы плоские (резцы) - разрезающие ткани, срезающие мясо с костей. Хорошо приспособить челюсть для обеих задач сразу - тяжелейшая биоинженерная задача, приходится чем-то жертвовать. Кошачьи сделали, например, ставку на иглообразную форму, и мучительно долго (и смешно) чавкают над тушами добычи, пытаясь съесть хотя бы самые вкусные куски. Псовые частично сохранили режущие свойства, но всё же скорее отрывают от добычи куски рывком головы.
Homo свалили эту специализацию челюсти и зубов на инструменты: копья вместо клыков, скребки и ножи вместо резцов.
Во-вторых, хищникам мешает конкуренция за падаль. Запах крови и разодранных кишок немедленно разносится по округе, и все проголодавшиеся стягиваются лично убедиться в том, нельзя ли отжать так вкусно пахнущую чужую добычу или хотя бы стырить кусок, пока большие парни дерутся. Поэтому, например, леопарды, завалив антилопу, тут же норовят утащить ее на дерево - прячут в место, недоступное для львов, гиен и шакалов, т.е. основных любителей отжать или потырить чужую добычу. Львы сбиваются в прайды (хотя это не очень удобно для охоты, но позволяет по очереди караулить добычу), однако кошачьими иглообразными зубами пережевывать добычу настолько утомительно, что и львы предпочитают, съев самое вкусное, оставить большую часть туши падальщикам.
Homo стали использовать огонь (для отпугивания и освещения стоянки ночью), целенаправленно организованное дежурство и мощное оружие - не отожмете и не украдете, тунеядцы!

2. У хищников не очень высокая эффективность усвоения пищи.
Во-первых, снова же мешает вынужденная специализация челюсти и зубов. Клыкообразными зубами очень трудно перетирать пищу в легкоусвояемую кашицу. Неперетертая пища переваривается дольше, аппарат пещеварения вынужден "учитывать", что в этом процессе пища успевает по ходу дела просто портиться, а значит придется халтурить ради скорости переваривания.
Во-вторых, крупный аппарат пищеварения хищники просто не могут себе позволить - ведь им нужны еще и превосходство над добычей в скорости, сноровке, вооруженности и дальности обнаружения, т.е. крупные (относительно живота) лапы, легкие и голова.
Homo решили проблему готовкой пищи (в первую очередь на огне).

По итогам этих двух пунктов, homo получили возможность усваивать с добычи намного (раза в два!) больше, чем все конкуренты.
Больше доля усваиваемого с добычи продукта - _много_ больше энергии можно потратить на поимку этой добычи. (Тут рост усваиваемого вдвое означает рост излишков энергии во много раз, поскольку большая часть усваиваемого продукта раньше уходила на одно только обновление тканей, рост и размножение, а на преследование оставались лишь крохи. Теперь на преследование можно* выделять примерно столько же, сколько и на остальное, а это колоссальный прирост!)

И, наконец:

3. Хищнику нежелательно далеко отходить от места постоянного обитания.
Лишние далекие перемещения резко увеличивают вероятность столкновений с другими суровыми ребятами. Чем дальше бежишь - тем менее знакома местность, соответственно больше нагрузка на мозги (поиск пути, различение опасностей, выслеживание убегающей добычи).
Homo, с их увеличенными мозгами и оружием, плевали на всех других суровых ребят (кроме только других homo), а также прекрасно справлялись с дележкой и освоением крупных охотничьих участков, на которых можно долго преследовать добычу.

Вполне естественно, что эволюция homo в итоге пошла именно в сторону гонки за дальность преследования.
И чем выше социальность, тем этот эффект должен был усиливаться... пока не дошло до неолитической революции, коя разломала саму доску, на которой эта игра шла.

(*) Часть энергетического профита всё же отжирает тот самый мозг, который этот профит и обеспечивает - мозги, при массе в какие-то проценты от массы тела, сжигают при работе до трети усваиваемых тушкой калорий. Кстати, барышням на заметку: интенсивное использование мозгов способствует сжиганию жировых отложений немногим меньше, чем бег! :)

(no subject)

Thursday, 2 January 2014 23:20
sergeyr: (внутри)
Пока обдумывал, а что я собственно имею против ентого слизняка Павла Кучера - пришёл в голову интересный вопрос.

А чем определяется отношение к разным видам трусости? И трусость, как единый показатель, как свойство характера - она вообще есть, или уязвимости к различным видам страха друг от друга независимы, а навыки борьбы с каждым таким видом страха нужно нарабатывать практически совершенно отдельно от уже наработанных?

Вроде бы интуиция в качестве первого ответа подсказывает первое - что разными бывают лишь страхи, трусость и храбрость это некие общие понятия, общая способность справляться с наиболее сильными своими страхами.
Но потом всплывает языковая интуиция, а она подсказывает уже немного другую вещь: есть устойчивые выражения "физический трус" и "моральная трусость", причем эти выражения описательно-уточняющие, они не применяются как несущие переносные значения! Если чуть поднапрячь память, то в литературе описываются как раз, в качестве общеизвестного явления, что люди бывают "физически" отважными, но "морально" трусами - т.е. умеют преодолевать страх физических угроз, но впадают в панику от угрозы моральной, социальной.
Если верно это восприятие, то нужно на самом деле различать "рефлекторную", "физическую", "моральную" и "экзистенциальную" трусость. Довольно запутанные явления, поэтому я по ходу дела попытался проклассифицировать страхи, чтобы попытаться прикинуть, "пощупать" на мысленных экспериментах и экскурсах в литературу, насколько зависимы друг друга навыки подавления разных видов страха.

1. Страхи рефлекторные, полностью бессознательные.
Страх перед продолжением боли (когда ее непосредственно испытываешь) - самый базовый и универсальный, и наверное самый сильный, при достаточной интенсивности и длительности способный сломить любого.
Страх перед быстро приближайщимся предметом (страх удара), страх высоты (страх падения).
Страх горячего (огня, жара).
Страхи перед опасно-кусючими животными (в т.ч. мелкими, опасными только для детей - страх не всегда при взрослении пропадает).
Страх темноты и взгляда из темноты ("леопардовый страх", особенно заметный у младенцев).
Страх-брезгливость, т.е. страх перед нечистотой (сюда относятся два класса: первый - наружные признаки смертельного инфекционного заболевания, т.е. непривычный вид и фактура кожи и слизистых, остро-неприятный запах; второй - физиологические выделения, также несущие риск вторичной инфекции).
Иерархический страх (перед кем-то, проявляющим рефлекторно распознаваемые признаки доминирования: невербальные сигналы угрозы в сочетании со значительными размерами).

2. Страх перед ясно и помимо разума/сознания воспринимаемой угрозой потери чего-то ценного.
Сюда относится второй сильнейший из человеческих страхов - страх смерти, как окончательной утери всех дальнейших возможностей, всего, на что вообще мог еще расчитывать и надеяться. Хотя это и не страх чего-либо конкретного*, но поскольку это страх утери _абсолютно всего вообще_, то он, по сути, заключается в сумме всех страхов потери вместе взятых, а такая сумма, конечно, и должна быть крайне сильной - кроме только тех случаев, когда человек совершенно утерял или заблокировал себе все сколько-нибудь значительные надежды на будущие жизненные удовольствия.
Вышеупомянутая "моральная трусость" должна быть (если это отдельное явление) как раз неустойчивостью к одному из страхов этой группы - страху перед ощущением потери своего одобряемого, уважаемого положения. Это, насколько я понимаю, всегда страх неосознаваемый, нерассуждающий, основанный на невербальных сигналах и рефлекторной оценке их получения при тех или иных формах поведения. Если он полностью интериоризируется, становится "страхом перед совестью", то такое уже не называют моральной трусостью - наоборот, именно страх поступить против совести (потерять самоуважение) и называют внутренней твердостью, отвагой.

(*) Страха несуществования нет ни у каких животных, инстинкта самосохранения просто вообще не существует - это безграмотный журнализм, а не научный термин! Есть только отдельные страхи перед опасными явлениями; философы тут нагородили всякой ерунды, но это нагромождения рассуждений о несуществующем явлении.

3. Страх перед "вычисляемой" лишь разумом угрозой чего-либо из списка выше.
Сюда относится "экзистенциальный страх" (страх смерти) пока смерть не грозит непосредственно, а лишь осознается разумом как отдаленная неотвратимость.
Помимо этого - страхи перед конкретными просчетами
Разница с предыдущим видом страхов в том, что здесь ощущение страха может проходить только через обдумывание, сосредоточение внимания. Повышенная тревожность может принудить постоянно "бродить взглядом" по таким источникам страха, но тем не менее это именно фокусирование внимания, пусть и происходящее "против воли". Эти страхи могут существовать только в осознаваемом виде, только через посредство разума и сознания.

У меня очень резко проявляются страхи перед:
# острой "проникающей" болью (но не тупой продолжительной, коя меня мучает и крайне удручает, но совершенно не вызывает страха)
# ударом или падением (но не высотой само по себе! я могу совершенно спокойно лазить по внешнему бортику балкона на 12-м этаже, но не могу прыгнуть в воду головой вниз всего с 5 метров!)
# вероятностно-опасными укусами (не только змеями и пауками, но даже с крупными рыбами, например - довольно мало распространенный острый страх)
# страх-брезгливость, причем в явно врожденно-рефлекторном варианте (без социального наслоения - к небиологической грязи безразличен совершенно, но зато острейшим образом проявляется в страхе малейшего собственного увечья - чем и объясняется, видимо, сильный страх перед остро-проникающей болью, но полное его отсутствие перед болью длительной тупой)
# страх потери уважения (общего, референтной группы и самоуважения)
# страх прекращения рода (и вот тут начинается очень интересное: если все предыдущие страхи имеют явственно врожденно-рефлекторнуюю природу, то этот никакой биологической основы не имеет и иметь, вопреки мифам, не может, и явно интериоризирован в чистом виде из самого неожиданного источника - из фантастики; последнее видно по тому, что он теснейше сцеплен со страхом гибели человечества, при абсолютном отсутствии страха за соотечественников и за свою культуру)

Всё, кажется.
"Леопардовый страх" сохранялся довольно долго, исчез примерно в одно время с прекращением полетов во сне.
Остальное не детектируется.

Из этой группы я на себе вижу очень четкое различие "сверху вниз": рефлекторные страхи у меня очень - до ненормальности - остры (ну не должен взрослый человек бояться прыжка с 5-метровой вышки, ужей и рыб с пасюками) и бороться с ними я практически не способен, но вот от страхов перед чем-то более отдаленным я могу отстраиваться совершенно спокойно. Очевидное объяснение этого градиента в том, что я как раз трус, легко способный закрывать себе глаза на не-непосредственные опасности, но не способный волевым усилием преодолеть страх перед опасностями близкими, от которых не отвернешься, пусть даже ясно видно, что страх необоснован и позорен. Т.о., судя по самонаблюдению - языковое чутье в этом вопросе так же обманчиво, как и во всех философских вопросах - отдельных "физической" и "моральной" трусости не существует, это просто фигуры речи для различения степеней разных видов страхов.

И понятно тогда, почему я в других совершенно неадекватно реагирую на физическую трусость (она у меня вызывает сочувствие без малейшего презрения), при том, что таких людей, как Кучер - таки презираю за панический страх потери чувства собственной исключитиельности/избранности/высшести, вызывающий и полную потерю критического мышления (у меня нет страха потери исключительности, т.к. давно уже нет и острого желания быть исключительным, а сочувствие тому, чего у тебя самого нет, появляется плохо и не может заглушить социальную реакцию).

(no subject)

Tuesday, 27 August 2013 17:21
sergeyr: (Default)
А вот за такое я всё-таки больше люблю не Коростелеву, а Юдковсткого.
Переводя в афористическую форму:

"Вера в то, что люди будут действовать в своих собственных интересах - не цинизм, а чистейшей воды оптимизм. В реальности люди не соответствуют такому высокому стандарту."

Profile

sergeyr: (Default)
sergeyr

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Powered by Dreamwidth Studios

Expand Cut Tags

No cut tags